Не устаю поражаться досужим языкам. Недавно узнала про себя очередную сплетню: дескать, я выигрываю чемпионаты  исключительно благодаря… своей фамилии! Видимо, иностранные судьи, не зная даже, сколько национальностей населяют нашу страну,   отлично разбираются в  фамилиях малых и больших народов России! Для них мы все русские.

Впрочем, осетинка я лишь на четверть, по папиному отцу. От него и унаследовала свою фамилию. Всю жизнь живу в Ставрополе, и, несмотря на географическую близость малой родины деда, ни разу там не была (дедушка давно живет под Курском). Своими родителями и прародителями невероятно горжусь, равно как и фамилией. И, поверьте, будь я осетинкой на все сто  – гордилась бы  ничуть ни меньше.

На этом в рассуждениях о моей национальной принадлежности ставлю точку.

Я родилась 19 января 1989 года в семье Казбека и Антонины Цахиловых.  Они  безумно хотели девочку, ведь на тот момент у них уже рос сын Дима. Поначалу все было прекрасно, но в шесть месяцев мне поставили страшный диагноз – таксаплазмоз. Это достаточно серьезное заболевание крови, которое, вероятнее всего, маме занесли во время беременности. Врачи не только диагностировали  минимальное остаточное зрение,  но и объявили,  что я не буду ни ходить, ни говорить. Родители, конечно, погоревали, но в вердикт докторов верить отказались.  И это несмотря на то, что их надежды не подкрепил ни один врач. Даже сам Станислав Федоров руками развел! Но мама продолжала бороться в одиночку. Она прочла массу медицинской литературы, занималась со мной по методикам, разработанным для  детей с  таким  диагнозом. И ее усилия не прошли даром:  в год я пошла, как все дети. А вскоре и заговорила.

«Врачи  отказывались понимать, как это возможно. Ссылались на чудо, на фантастику. И продолжали настаивать, что с научной точки зрения это необъяснимо. Они и сейчас не понимают, как я хожу»

Врачи  отказывались понимать, что это возможно. Ссылались на чудо, на фантастику, на что угодно. И продолжали настаивать, что с научной точки зрения это необъяснимо. Они и сейчас не понимают, как я вообще хожу, тем более, без всяких палочек,  и отлично ориентируюсь в любом населенном пункте мира. На самом деле ничего фантастического в этом нет. Это плод огромного труда моих родителей, которые всегда верили в невозможное. И мне эту веру передали по наследству. 

В общем,  я развивалась как все дети, и умственно, и физически.  Моя мама, Антонина Васильевна, не выходила на работу, пока мне не исполнилось шесть лет. И все это время, каждый божий день, читала мне книги, практиковала всевозможные развивающие игры.  Родители побывали почти  у всех светил  мировой офтальмологии,  и только после этого смирились с тем,  что зрение мне так и не удастся восстановить. Но и здесь рук не опустили. Мама учила  меня фокусировать зрение, различать цвета, и вскоре я стала ориентироваться как все нормальные люди. Ни разу в жизни не надела черные очки, не взяла в руки трость и не пользовалась услугами поводыря. Я научилась жить полноценной жизнью. Низкий поклон  маме.

Однако люди в белых халатах по-прежнему отказывались верить своим глазам.  В шесть лет мама повезла меня в Москву  в институт коррекционной  педагогики, дабы получить «добро» на мое обучение в обычной школе.  Там меня долго и нудно экзаменовали:  проверяли,  могу ли  различать фигуры, самостоятельно застегивать куртку, завязывать шнурки.  Для меня это все были семечки, на самом деле я умела гораздо больше! Но врачи все равно постановили, что учиться мне только в коррекционном интернате для слепых и слабовидящих.

«Я ни разу в жизни не надела черные очки, не взяла в руки трость и не пользовалась услугами поводыря. Я научилась жить полноценной жизнью. Низкий поклон  маме»

Стоит ли говорить, что мама и на эти запреты чихать хотела?! Потрясающей, невероятной силы воли человек!  И она отнесла документы в 35-й лицей Ставрополя, который я благополучно закончила, как и положено, ровно через десять лет.

«Нельзя твердить  детям   о  неполноценности, тем более,  что она всегда мнимая!  Маленькие люди не сверхчеловеки,  они быстро ломаются»

Однако - что говорить? -  школа так и осталась для меня больной темой. Со сколькими препонами, какой  неописуемой косностью мысли пришлось столкнуться! И не раз. Мама скрыла от дирекции, что у меня проблемы со  зрением. Знала об этом только моя первая учительница.  Вот она пошла нам навстречу: занималась  дополнительно после уроков  (я не отставала от программы, но в силу понятных причин справлялась с заданиями немного медленнее остальных), а в классе придвигала мою парту как можно ближе к доске.  Но, конечно, тайное стало явным. Примерно через полгода нас «попалила» завуч. Зашла в класс, а тут парта тык-в-притык к доске! И понеслось: «А что это такое?», «А зачем?»,  «Это не норма!», «Для таких детей есть спец интернаты!». И самое обидное: «Ей не место в нашей школе!»…

На первый  раз я проглотила, на второй  разрыдалась, а на третий наотрез отказалась идти на уроки. И снова выручила мама:  взяла меня за руку и отвела обратно.

- Все равно туда пойдешь, - заявила она, как всегда, безапелляционно.  - Тебе в этом мире жить!

И все-таки  мне довелось поучиться и в интернате. Во втором классе я поступила туда заочно, не бросая лицей. К нам домой стал приходить педагог,  учил меня читать и писать по Брайлю. Это могло пригодиться на случай, если я   окончательно потеряю зрение.  Хватала я все  на лету, и через пару лет справилась практически со всей программой.  

-  Чему могла, ты уже научилась, - сказала мне завуч. – Учись в обычной школе, пока есть остаточное зрение.

Этому человеку я  бесконечно благодарна за поддержку! Чего, к сожалению, не могу сказать об 35 школе. Категорически нельзя твердить детям о неполноценности, тем более, что она всегда мнимая! Маленькие люди не сверхчеловеки, они быстро ломаются…В девять лет на нервной почве у меня началась настоящая депрессия. Дома заявила, что в школу больше не пойду, хоть на аркане тяните, и весь третий класс проучилась дистанционно (в те времена с индивидуальным планом).

Здесь сделаем маленькое отступление и скажу, что мое детство, тем не менее, отнюдь не напоминало сплошной ужас.  Оно запомнилось мне потрясающей разноцветной картинкой. И кроме черного цвета  я научилась различать и другие краски, а они всегда были для меня куда более заметны и привлекательны!  Летние каникулы я обычно проводила у бабушки с дедушкой в деревне, помогала им по хозяйству. В жаркие  месяцы у них собиралась большая часть родни, а так как я была самая младшая, меня все баловали. Вот уж где было раздолье: почти все свободное время я каталась на велосипеде. Обожала это ощущение: простор, свежий ветер в лицо и огромная внутренняя свобода!  В деревне я не могла оторваться от животных.  Больше всего полюбила лошадей. И сейчас, когда мне бывает грустно, закрываю глаза и вижу зеленый луг за бабушкиным домом, а на нем - невероятной красоты кони всех мастей! Эта картинка здорово терапевтирует. А как замирало от счастья сердце, когда садилась с дедушкой на мотоцикл! Это время было наполнено самой настоящей, чистой любовью.

«Детство запомнилось мне потрясающей разноцветной картинкой. И кроме черного цвета  я научилась различать и другие краски»

Кроме того, на память от детства мне досталась…музыка! Она всегда  имела для меня огромное значение. Словно едва различимая  нить между мной, реальной, и чем-то невероятным, несбыточным, волшебным…  Родители рассказывают, что  уже в три года я бегала по дому с гитарой. Мама с папой купили мне настоящий инструмент, только в миниатюре.  А вскоре я своим энтузиазмом «заразила» брата. Когда мне исполнилось 8 лет, родители подарили мне на день рождения уже «взрослую» гитару. С тех пор я с ней почти не расстаюсь. Дома у меня испанская, она «выдает» потрясающие мелодии.  Кстати, я даже музыкальную школу окончила. Правда, с  первого раза поступить  не получилось, и все потому, что инструмент был для меня ….слишком велик! Приняли только в одиннадцать лет. С тех пор музыка прочно вошла в мою жизнь.  Я ведь не только для себя играю. Мы с братом Димой не раз выступали и на городских, и на краевых фестивалях.

«Спорт стал для меня главным в жизни. А  потеть над любимым делом не мука, не наказание,  – счастье»

…Тем временем родители уговаривали меня вернуться в школу. В ход шли и убеждения, и нотации, и воззвания к  разуму. Да  я и сама в какой-то момент поняла, что не могу больше оставаться в четырех стенах. Засасывали тоска и боль,  без конца вспоминались ранившие мою детскую психику обидные слова, брошенные  в мой адрес… Мне кажется, еще немного, и сложила бы руки. Но, видимо, мне была уготована другая судьба. И я решила вернуться, но уже совсем другим человеком. Как минимум, могущим за себя постоять. Еще жила острая обида на тех  людей, которые считали, что в школе мне не место. Только теперь я хотела доказать, что они ошибаются.

В пятом классе я записалась в тренажерный зал, и  моя жизнь в корне  изменилась. Во-первых, спорт  подарил неизведанные  ранее драйв и эйфорию. Во-вторых, окрепли не только мышцы.  Характер  менялся   на глазах. Совсем скоро  я могла постоять уже не только за себя, но и за других. И именно в это время пришло понимание, что  спорт  - это не только  наркотик, как поет Мадонна, спорт может быть призванием.  Я тренировалась три раза в неделю,  но вскоре этого показалось мало: спустя полгода  всерьез увлеклась  еще и каратэ. К слову, после восьми лет упорных занятий получила   коричневый пояс. Теперь я пропадала в зале шесть дней в неделю, выходной был только в воскресенье, но это меня только радовало.

А в 2003 году случилась беда.  Я отдыхала  в Анапе, и, видимо, перегрелась.  До дома уж и  не помню, как  добралась.  Лежала в постели, не вставая, с высоченной температурой, меня без конца тошнило и рвало.  Мама давала  жаропонижающие и что-то от признаков отравления, но состояние только ухудшалось.  Через неделю меня на «скорой» увезли в инфекционную больницу. Там меня закалывали капельницами,  но они не давали абсолютно никакого результата. Я страшно измучилась,  облегчения не было, и я грешным делом стала подумывать о самом худшем. А когда  взяли все возможные анализы, выяснилось, что у меня водянка головного мозга. Врачи сказали, что  диагноз, скорее всего, был врожденным, только болезнь оказалась вялотекущей, а жаркое южное солнце просто запустило процесс.

Родители повезли меня на Украину, где мне должны были делать шунтирование головного мозга.  Но почти перед самым вмешательством мы случайно узнали, что в Москве делают операции без шунта. Правда, они сопряжены с  огромными  рисками: никто не дает гарантию, что болезнь не вернется через неделю, месяц или год…  Нужно постоянно быть готовым к удару.  Выбор мне пришлось сделать самой.  Я решила: шунт подождет. Ведь если Бог когда-нибудь  пошлет мне повторное  испытание, буду знать:  есть еще одна надежда на жизнь. И мы отправились в столицу.

«Сейчас я думаю: «Каково было папе в те минуты?». Наверное, крайне непросто. Где он находил силы для этого оптимизма? Не будь его тогда со мной рядом, боюсь,  сломалась бы»

Мама была совершенно разбита от горя. В те дни ей самой требовалась помощь. В Москве меня поддерживал папа.  Звонил в больницу, шутил, заряжал позитивом.  Да таким, что у меня попросту не оставалось времени на грустные мысли! Сейчас я думаю: «А каково было ему в те минуты?». Наверное, крайне непросто. Где он находил силы для этого оптимизма? Не будь его  тогда со мной рядом, боюсь,  сломалась бы.

После операции мне стало гораздо лучше, но на год я выпала из прежней жизни.  Пока была на лечении, мучилась не только от физической боли, но и от душевной. Все думала: «А если больше никогда не смогу  прийти в зал, зачем столько всего переживаю?  Разумеется, мне запрещали нагрузки. Но слово «нельзя» для меня, что для быка красная тряпка. Ах, мне нельзя?  Ну, значит, я за это непременно возьмусь!  Слава Богу, не опустила тогда руки. Если бы пошла на поводу у врачей и их диагнозов, меня бы просто не было.  Помогла помощь родителей и закаленная сила воли. Сказала себе: «Я хочу. Я могу. Я справлюсь». Это поистине волшебные слова. Всем рекомендую.

Не боги горшки обжигают. В тот год я сильно повзрослела, и поняла, что могу делать собственный выбор. Что от него зависит вся моя жизнь. И я вернулась в спорт.

…В 2008 году  я начала тренироваться в  фитнес-клубе «Детант». Там за меня, что называется, взялся профессиональный тренер. К слову, Павел Ковалёв  и по сей день мой единственный, неповторимый и лучший наставник. Павел Викторович занимался бодибилдингом и тренировал настоящих чемпионов. Ему одного взгляда на меня хватило, чтобы понять: для бодибилдинга я не подхожу.  Другое дело – пауэрлифтинг, все данные соответствуют. Этот вид спорта  включает три вида упражнений – приседание со штангой, жим лежа и становую тягу. Поднимать тяжести врачи мне категорически запретили, но как только я взяла в руки штангу, поняла: уже не выпущу, это мое навсегда.

Без преувеличения, если бы не Павел Викторович, не бывать мне настоящей спортсменкой, не видать чемпионства как своих ушей. Он  всегда меня поддерживал, вдохновлял своим примером, давал массу полезных советов. Не только тех, которые касаются спорта, но и «по жизни». Замечательный, сильный во всех отношениях человек.  А сейчас я набираюсь у него опыта для тренерской работы. Естественно, я понимаю, что моя спортивная карьера когда-нибудь подойдет к концу.  Конечно, хотелось бы оттягивать этот момент как можно дольше. Но в пауэрлифтинге все случается: и травмы, и поражения. Да и время неумолимо. Но я хочу состояться как тренер. Воспитывать будущих чемпионов, ведь их победы станут и моими. К слову, сейчас я уже работаю тренером в том же «Детанте». Так сказать, пробую силы на будущее и зарабатываю на жизнь. Да-да, сейчас я развенчаю еще один миф: никаких спонсоров у меня нет! Мой единственный источник дохода – я сама. Причем именно моя тренерская работа, ведь призовые в пауэрлифтиге либо смешны, либо их нет вовсе.

«Никаких спонсоров у меня нет! Мой единственный источник дохода – я сама. Причем именно моя тренерская работа, ведь призовые в пауэрлифтиге либо смешны, либо их нет вовсе»

…Первые соревнования  навсегда останутся  в памяти. На Чемпионат России – 2009 по жиму лежа ехала не то, что без энтузиазма, а, скажем, без всяких иллюзий.  Надо было оценить соперников, определить, над чем работать дальше.  Сильно, разумеется,  не волновалась. А собранность, без всяких лишних нервов, как известно,  здорово помогает. Моему счастью не было предела, когда на этих соревнованиях я взяла свой первый титул Чемпионки России!  Еще через полгода победила  в троеборье и выполнила норматив Мастера спорта.  Меня взяли в сборную России и полетела на свой первый Чемпионат мира в Турцию.

Борьба была жесткой. Пятнадцать стран-участниц, девушки – одна сильнее другой. И снова – никаких особых надежд на титул или даже место в тройке. Но на  этих соревнованиях я забрала все титулы, которые только можно было увезти!  Первое  место в жиме лёжа,  троеборье и  среди юниоров. Кстати,  Кубки Абсолютного Чемпионства ценятся гораздо выше медалей,  и я увезла домой сразу два:  на одних и тех же соревнованиях стала двукратной абсолютной  чемпионкой мира, тем самым побив мировой рекорд. Выше этого статуса в пауэрлифтинге не существует.

Не подумайте, что мы «грызлись» с соперниками – отношения были хорошие.  Пауэрлифтинг –  такой вид спорта, в котором ты борешься не с соперником, а с самим собой, выходишь на помост и остаешься один на один со штангой.  Кому-то покажется, что победа - это всего лишь везение и удача.  Но за каждой тренировкой стоят  и  тяжелейший  труд, и кровь, и пот, и срывы... Но все это мелочи по сравнению с тем, какое чувство эйфории ты получаешь от победы!  Впервые услышав гимн России в свою честь я словно почувствовала,  как за спиной растут крылья.  Поверьте, это то самое, ради чего стоит жить и бороться. И потому ноги меня сами несут к штанге. 

«На одних и тех же соревнованиях я стала двукратной абсолютной  чемпионкой мира, тем самым побив мировой рекорд. Выше этого статуса в пауэрлифтинге не существует»

Долгое время моё увлечение спортом оставалось  тайной для мамы. Я не хотела её в это посвящать, боялась травмировать. Она многое пережила со мной, во всех смыслах поставила на ноги. Мамочка была против тренировок, но что я могла поделать со своей мечтой? Все изменилось после второго «золота», и сейчас она действительно мной гордиться. 

…В старших классах я стала подумывать о дальнейшем образовании. Спорт спортом, но в жизни бывает всякое. Да и не только мышцы я качала! Всегда хорошо училась, интересовалась историей, литературой, философией, писала стихи. Вышел в свет даже небольшой сборник.  Мама предложила поступить в медучилище для слепых, освоить профессию массажиста. Но  я снова высказала свое «фе». Ну неинтересно мне это, хоть убей! К тому же  решила: учиться и жить буду только среди здоровых, иначе когда-нибудь и сама приклею себе клеймо разнесчастного инвалида. Нет, нет и нет! И тогда мама посоветовала соцработу.  Глаза, правда, не загорелись и крылья не выросли, но, по крайней мере, это не вызвало бурного протеста. Учусь на этом факультете с 2006 года, уже – в магистратуре. Будущая специальность увлекла меня только курсе на третьем. Мне понравилось помогать людям, изучать психологию, медицину. Никогда бы не подумала, что это так интересно! А сейчас мне приоритетно  социально-спортивное направление. В 2010 году я поступила еще и на спортфак,  и открыла для себя, что спорт и соцработа могут сообщаться, словно сосуды.  И слиянием двух этих направлений я сейчас активно занимаюсь.

Шесть лет назад  мой брат  привел меня  в межрегиональную некоммерческую общественную благотворительную организацию «Орден милосердия и социальной защиты».  Тогда сразу ощутила, что попала «куда надо». С тех пор я и здесь работаю,  занимаюсь социально значимыми  проектами. Один из них -  «Каждый человек может быть успешным» - выиграл грант в комитете Ставропольского края по делам молодежи.  Он связан с реабилитационным туризмом для людей с ограниченными возможностями. По сути, главный посыл проекта в том, что, несмотря на инвалидность,  люди могут преодолевать практически любые преграды и добиваться поставленных целей.  Каждый месяц мы ходим в походы, проводим тренировки по альпинизму. Кстати, проект стал пилотным для Ставропольского края. Сейчас я пишу магистерскую диссертацию и до сих пор нахожу очень мало информации на эту тему. В 2009 году мы с нашими подопечными покорили Бештау – самую высокую гору на Ставрополье.  

К слову, этот  проект я создавала под впечатлением от отцовских рассказов. Папа у меня заядлый путешественник, бывал в пустынях, восходил на Эльбрус.  Я всегда восхищалась и гордилась им. А в рамках проекта мы помогаем людям с ограниченными возможностями не только освоить азы туризма, но и воспитать в них самостоятельность,  ни странно звучит. К сожалению, некоторые не умеют даже элементарного - готовить, стирать…И подчас чувствуют себя   иждивенцами или, что того хуже, какими-то неполноценными…

«Не устаю повторять: нельзя с инвалидами няньчиться! И со здоровыми нельзя. Кто поведет по жизни людей, не приученных к  самостоятельности, когда не станет, к примеру, родителей?»

На самом деле  я сочувствую этим людям. Когда  впервые побывала в интернате для слепых и слабовидящих, просто ужаснулась.  Ребята почти  не выходят оттуда, живут в своем маленьком замкнутом мирке. Там за них все делают. И, к сожалению, их не всегда обучают даже ориентироваться в пространстве, хотя это и декларировано всевозможными законами. Они попросту чувствуют себя иждивенцами. А кто виноват? Стереотипы общества, которые в нашей стране охотно поддерживаются  поколениями.  Не устаю говорить: нельзя с инвалидами няньчиться! И со здоровыми нельзя. Кто поведет по жизни людей, не приученных к  самостоятельности, когда не станет, к примеру, родителей?  Конечно, сейчас  моих подопечных довольно трудно «раскачать».  Но у  многих уже получается, у других рано или поздно все равно получится.

Многие думают, раз я такая самодостаточная и при этом за мной не стоит толпа богатых меценатов, то  уж точно какой-то особенный человек. Например,  при рождении поцелованный Богом в темечко,  наделенный неповторимыми талантами  или, как Илья Муромец,  получивший физическую силу в награду за адские мучения.  

Понятно, что это чушь. С силой воли не рождаются, а искра Божья есть в каждом  из нас. Любой человек, независимо от его способностей, статуса и  состояния здоровья способен на свой личный рекорд.  Только поборов себя можно стать по-настоящему счастливым человеком. Главное – поверить в собственные силы  и захотеть. Хотеть нечего? Тогда отыщите  в самых дальних уголках памяти детскую мечту, от  которой все еще щемит сердце, и идите  за ней. Вы сможете.  Я это точно знаю.

Достижения в спорте:

1.    Обладатель светло-коричневого пояса по сётокан-каратэ-до.
2.    Бронзовый призёр Открытого Кубка Ставрополья по сётокан-каратэ-до 2007.
3.    Чемпион России по пауэрлифтингу (жим лежа) 2009 года.
4.    Обладатель бронзового кубка России в командном зачете 2009 года.
5.    Чемпион России по пауэрлифтингу 2010 года.
6.    Чемпионка Мира по пауэрлифтингу в жиме лежа 2010 год.
7.    Чемпионка Мира в троебории 2010 года.
8.    Чемпионка Мира среди юниоров 2010 года.
9.    Кубок Абсолютной Чемпионки Мира по жиму лежа 2010 года.
10.    Кубок Абсолютной Чемпионки Мира в троебории 2010 года.
11.    Чемпионка России по жиму лёжа 2010.
12.    Обладатель Кубка России по троеборью 2010.
13.    Получила звание Спортсмена года  2010.
14.    Серебро  Всемирных игр в Анталии 2011.
15.    Бронзовый обладатель кубка  Всемирных игр Турция г. Анталия.
16.    Получила звание спортсмена года 2011.
17.    Чемпионка России 2012 .
18.    Чемпионка мира и обладательница кубка абсолютного чемпионства мира США г. Орландо 2012.
19.    Спортсменка года 2012
20.    Чемпионка России 2013
Является членом Сборной России по пауэрлифтингу.

close